Библиотека Геральдики.ру. Книги по геральдике. А.Б. Лакиер. Русская геральдика (1855) / [§ 45. Печати московских князей: от Дмитрия Иоанновича Донского до его внука Василия Васильевича] Форум по геральдике   ||   Общий гербовник   ||   Геральдика сегодня   ||   Геральдические клипарты
ГЕРАЛЬДИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА
Поиск по библиотеке:
» Геральдика.ру / Библиотека / А.Б. Лакиер. Русская геральдика (1855) / [§ 45. Печати московских князей: от Дмитрия Иоанновича Донского до его внука Василия Васильевича]

 

[§ 45. Печати московских князей: от Дмитрия Иоанновича Донского до его внука Василия Васильевича]

 

§ 45.

Точно так, как несомненно, что печати великих князей русских начинаются ранее XII столетия, от которого они сохранились в немногих экземплярах, так нет сомнения, что и удельные князья, договариваясь с Киевом, Москвою и между собою, всегда утверждали свои сделки и трактаты печатями, заменявшими подписи, хотя и не сохранилось печатей этого рода ранее XIV столетия. Такое явление, впрочем, станет совершенно ясным, если вспомним, что печати, к трактатам между князьями прилагаемые, были почти исключительно восковые, и притом чаще висячие, всего более подверженные случайностям. Тем не менее, однако, и по тому, что осталось, можно проследить историю печатей московских удельных князей XV в. почти без перерывов, чего, к сожалению, не можем сказать о печатях других князей.

На договорах московских великих князей Дмитрия Иоанновича Донского и сына его Василия Дмитриевича с двоюродным братом первого и дядею второго князем Владимиром Андреевичем от 1388 и 1389 гг. сохранилось несколько печатей с разными изображениями. Тогда как на монетах кн. Владимира Андреевича, подобно штемпелю на деньгах московского великого князя, виден человек, вооруженный секирою и мечом(95), на одной из печатей того же князя представлена женщина в короткой епанче, держащая в правой руке меч, а в левой, сколько можно судить по дурно сохранившемуся слепку, голова человека(96), а на другой его печати представлена идущая вправо нагая женщина(97).
_____
(95) Чертков А.Д. Указ. соч. С. 128.
(96) СГГД. Т. 1. С. 64, 71.
(97) Там же. С. 57.

В 1423 г. великий князь Василий Дмитриевич, составляя духовное завещание в пользу сына своего Василия Васильевича и жены своей Софии Витовтовны, поручил исполнение этой записи младшей своей братье - князьям Андрею, Петру и Константину Дмитриевичам, равно как сыновьям князя Владимира Андреевича, бывшим тогда в живых князьям Семену и Ярославу Владимировичам. При составлении грамоты были свидетели. Она подписана (по-гречески) митрополитом Фотием, но ни великий князь, ни душеприказчики акта не подписали, а приложили к нему печати: великий князь - московскую, а братья его утвердили свое согласие на приведение в исполнение распоряжения старшего брата также своими печатями. У каждого из них была особенная печать: у князя Андрея Дмитриевича на ней изображена смотрящая влево голова рыцаря в шишаке с развевающимися на нем страусовыми перьями (камей, вероятно, западного происхождения), вокруг надпись: Князя Андреева Дмитриевича. У брата его кн. Петра Дмитриевича изображен на печати человек, который, держа собаку за одну лапу, заставляет ее перескочить чрез палку. На ободочке: Печать княжа Петрова Дмитриевича. Наконец, третий брат приложил печать двустороннюю с надписью, одинаковою с обеих сторон: Печать княжа Константина Дмитриевича; но изображения различны, а именно: с одной стороны два нагих человека, держа за узду каждый по лошади, ведут их одну навстречу другой; а на оборотной стороне представлено дерево, которого корни занимают нижний край поля, а раскидистые ветви верхнюю треть печати. Между ветвями видны три лица, а под ветвями с правой стороны от дерева идет осел или лошадь, рядом с ним человек, навстречу ему с левой стороны два человека: как бы приглашающие первого; на земле же у корня дерева два каких-то животных. Значение этой печати ясно: это образ приема трех странников Авраамом(98).
_____
(98) Там же. С. 82.

К означенному завещанию великого князя Василия Дмитриевича не приложил своей печати один из братьев его, князь Юрий Дмитриевич, который, воспользовавшись малолетством великого князя Василия Васильевича, вздумал было похитить беззаконно правление великим княжением, пока в 1428 г. он не отказался от притязаний своих особо заключенным между ними договором. К этому акту привешено, кроме других уже известных печатей, еще две печати, из которых одна совсем стерлась и по порядку, судя по месту, вероятно, принадлежала младшему из дядей великого князя Андрею Дмитриевичу, а другая, хотя без круговой надписи и потерта, сохранилась, однако так, что видны изображенияр обеих ее сторон: с одной - женская голова в античном уборе, а с другой - голова старца с бородою. Всех печатей привешено четыре: акт заключали великий князь и его печать первая, за ним старший дядя Константин Дмитриевич и его печать на втором месте слева, далее (так как кн. Петра Дмитриевича, умершего в 1428 г., тогда уже не было в живых) следовал Юрий Дмитриевич, и мы считаем себя вправе думать, что тотчас описанная, двусторонняя печать принадлежит ему(99).
_____
(99) Там же. С. 90.

Не всегда, однако, применимо и помогает это начало: по месту определять владельца печати, особенно когда неизвестно, чья была первая печать. В этих случаях, во избежание упрека в произвольном толковании, достаточно отмечать только для полноты, какие на грамотах встречаются печати: так, на договорной грамоте 1433 г. можайских князей Ивана и Михаила Андреевичей с великим князем Василием Васильевичем сохранилось две печати, из которых одна совсем стерлась, а на другой виден одноглавый орел(100), сбирающийся лететь. Этот камей так хорош, что мы его приводим в наших рисунках для сравнения с другою, также без имени, печатью (неизданною) XV в. с изображением орла (табл. XI, рис. 1, 4). По печатям, однако, сохранившимся на договоре, заключенном в 1445 г. между великим князем Василием Васильевичем и можайскими князьями Иваном и Михаилом Андреевичами, можно доискаться, какие были у последних эмблемы, а именно: к акту привешено три печати, из которых первая слева великокняжеская, вторая без имени, на ней всадник на коне с копьем(101), а над головою две точки, должна принадлежать кн. Ивану Дмитриевичу Можайскому, у которого и на деньгах тот же штемпель - всадник на коне, под ним собака или змей, или даже воин с одною саблею(102); а печать князя Михаила Андреевича (такова надпись вокруг ее) носит изображение женщины, обращенной лицом вправо; она одета в длинное платье, имеет на голове шишак, в правой руке палку, на которую упирается, а в левой меч, поднятый вверх; очертание лица и драпировка платья (табл. XI, рис. 5) не оставляют сомнения в античном происхождении этого изображения(103). Сын же князя Михаила Андреевича князь Василий Михайлович избрал для своей печати другую эмблему: единорог, стоя на задних лапах, рогом своим забодал дракона(104).
_____
(100) В числе перстней, после царя Алексея Михайловича оставшихся, упоминается один с изображением птицы - неясыть с детьми. И.П. Сахаров (Зап. Имп. археол. о-ва. Т. 3. С. 73) предполагает, не оттиск ли это означенной печати, только не видно детей.
(101) На других печатях того же князя всадник держит как будто иное орудие (СГГД, Т. 1. С. 149, 152).
(102) Чертков А.Д.. Указ. соч. С. 117, 119; Reichel. P. 341-342.
(103) СГГД. Т. 1. С. 135.
(104) Там же. С. 253, 275.

Далее, в 1433 г. утвердили между собою взаимную дружбу великий князь Василий Васильевич, князья Константин и Юрий Дмитриевичи, сын последнего Дмитрий Георгиевич, и к грамотам, по этому случаю составленным, привешено пять восковых печатей, из которых на трех изображений совсем не видно, а из двух других: на первой осталась обращенная вправо голова какого-то чудовища с раскрытою пастью и на второй женская голова с античным профилем и в повязке, пред лицом полукруг вроде луны (?)(105). Наконец, на печати князя Дмитрия Юрьевича Шемяки осталось изображение головы воина, смотрящего влево, рука и грудь его в латах, а голова в шишаке, с левой стороны - какие-то неправильно начертанные буквы (может быть, это случайные остатки дурно сделанного слепка). Вокруг надпись: Печать князя Дмитрия Юрьевича(106).
_____
(105) Там же. С. 104.
(106) В то же время у того же князя видим другую печать с изображением, не совсем, впрочем, ясным и распознаваемым: с правой стороны птица, над нею шестиугольная звезда, а с левой - змея(?), как бы пьющая в облаках и ниспадающая на землю. (Там же. С. 130).

От 1448 г. на договорных грамотах также великого князя Василия Васильевича и его детей с князем Боровским Василием Ярославовичем сохранилось две восковые печати, обе без надписей (которых, кажется, вовсе и не было). Они замечательны по красоте камеев (табл. XI, рис. 2 и 3) и представляют: одна - нагую женщину в головной повязке, натягивающую лук, она обращена вправо и опирается о столб; а на другой виден купидон(107).
_____
(107) Там же. С. 142, 162, 168, 201.

К числу неизвестно кому принадлежащих печатей относятся еще две, из которых одна, с изображением дельфина или подобной ей рыбы, сохранилась на договорной записи, заключенной в 1448 г. князем Дмитрием Шемякою с можайскими князьями Иваном и Михаилом Андреевичами о посылке к великому князю Василию Васильевичу с прошением принять их в любовь и дружбу(108), а другая - коронованный лев, бегущий влево, с головою, обращенною назад: печать эта привешена вместе с великокняжескою к договорной грамоте, заключенной в 1451 г. между князем Суздальским Иваном Васильевичем и великим князем Василием Васильевичем. Печать сего последнего занимает почетное., первое с левого края, место, а вторая (вокруг которой надпись почти вся стерлась) должна принадлежать суздальскому князю(109).
_____
(108) Там же. С. 150.
(109) Там же. С. 186.

«« НАЗАД К ОГЛАВЛЕНИЮ ВПЕРЕД »»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Геральдика.ру. Веб-разработка - Хомовой
Примечание: на сайте могут быть размещены только издания, являющиеся общественным достоянием,
либо только по разрешению автора или владельца авторских прав.