Библиотека Геральдики.ру. Книги по геральдике. А.Б. Лакиер. Русская геральдика (1855) / [§ 64. История помещения] на крыльях областных гербов... Практическая польза от подробного во всех частях изучения государственного герба. Форум по геральдике   ||   Общий гербовник   ||   Геральдика сегодня   ||   Геральдические клипарты
ГЕРАЛЬДИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА
Поиск по библиотеке:
» Геральдика.ру / Библиотека / А.Б. Лакиер. Русская геральдика (1855) / [§ 64. История помещения] на крыльях областных гербов... Практическая польза от подробного во всех частях изучения государственного герба.

 

[§ 64. История помещения] на крыльях областных гербов... Практическая польза от подробного во всех частях изучения государственного герба.

 

§ 64.

Мысль поместить вокруг орла, герба всероссийского, печати прочих царств и великих княжеств, присоединенных в разное время к Москве, выразилась в первый раз в большой государственной печати царя Иоанна Васильевича Грозного, которую видим приложенною к грамоте Лжедмитрия 1605 г. ноября 5, с уведомлением Юрия Мнишка о благоуспешности всех дел его(42) (табл. XV, рис. 6). Идея эта могла родиться у нас при виде тех фигур, которых изображения встречаются на произведениях греческого искусства вокруг всадника на коне (см. выше), но вероятнее, что нововведением этим была обязана Россия знакомству с печатями Польши и Западной Европы. Действительно, если сравнить печать Иоанна Грозного с современной ей печатью польскою(43), то нельзя не удостовериться, что форма надписей и расположение областных гербов представляют большое сходство. Как бы то ни было, печатями областей, помещенными вокруг государственной печати, должно было объяснить титул государя, здесь же написанный. Оттого изображены вокруг герба печати: Новгородского наместника, царств Казанского и Астраханского, Псковская, Смоленская, Тверская, Югорская, Пермская, Вятская, Болгарская, Новгорода Низовския земли и Черниговская. Подобно тому на царском серебряном троне, на царской посуде и других вещах позднейшего времени видим также вокруг государственного герба изображения областных печатей(44). Но в государственной печати царя Алексея Михайловича эти мелкие печати стянулись в более общие, и соответственно государеву титулу были изображены с правой стороны три крепости, каждая особой архитектуры, и над ними буквы В, М, Б: это представительницы Великой, Малой и Белой России; а с левой также три крепости и над ними буквы В, З и С. - эмблемы восточных, западных и северных стран. В дополнение к тому был изображен под орлом знак отчича и дедича, который с обеих сторон охраняли вооруженные люди(45) (табл. XVI, рис. 3). По присоединении Малороссии к царству Московскому на печати, назначенной для печатания дел, до нее относившихся, под государственным орлом с атрибутами власти - скипетром и державою, - положена на столе гетманская булава. С правой ее стороны стоит, вероятно, сам гетман с крестом в руке, с другой стороны выступает какое-то важное лицо, держащее знамя. За ними следует несколько человек - все в малороссийских парадных костюмах. Некоторые из спутников гетмана и свидетелей возведения его в это звание указывают на царя, в московском гербе, давая тем как будто знать, что он дарует гетману власть(46).
_____
(42) СГГД. Т. 2. С. 227.
(43) Там же. С. 464.
(44) Древности Российского государства. Отд. 2, N 79; Отд. 5, N 42.
(45) СГГД. Т. 2. С. 209.
(46) СГГД. Т. 4. С. 369.

Та же форма и те же изображения, какие мы видели на большой печати царя Алексея Михайловича, сохранились на больших государственных печатях царя Феодора Алексеевича и первых годов царствования Петра Великого. Гораздо полнее атрибуты в государственном гербе, приложенном к дневнику иностранца Корба, бывшего в России в конце XVII в.: на персях орла помещен московский герб, на правом крыле знамена киевское, новгородское и астраханское, а на левом - Владимирское, Казанское и Сибирское, а вокруг всего герба на особых щитках двадцать шесть других гербов областей и городов, упоминаемых в титуле русского царя, ему принадлежащих, равно как и тех областей, на которые Россия имела притязание (табл. XVII).

Помещенные у Корба на крыльях орла областные гербы в том же порядке перешли на императорскую печать Петра Великого: на одних печатях в особом ободочке, в других на крыльях орла поместились в отдельных щитах гербы главнейших городов, бывших столицами России, Киева, Новагорода и Владимира на Клязьме, и трех царств, присоединенных к Москве, - Казанского, Астраханского и Сибирского. Как печати первых, т.е. городов русских, увенчаны коронами императорскими и великокняжескими, так на гербах царств стоят короны этих стран (табл. XVIII, рис. 2 и 7) .

Конечно, по мере увеличения пределов России должны были изменяться и гербы, окружающие двуглавого орла; гербы городов, прежних столиц княжеств, уступили место гербам отдельных царств и государств, присоединенных к России, и хотя их обыкновенное место было на крыльях орла, как Московского на персях его, тем не менее иногда делались попытки разместить их и иначе, но такие отступления от обычного порядка удерживались недолго. Для примера указываем на монету императрицы Екатерины II 1769 г.: на ней в средине представлен государственный герб, без изображения московского знамени, а по сторонам, в особых щитках, гербы московский, сибирский, казанский и астраханский (табл. XVI, рис. 7). В настоящее время на правом крыле орла в государственном гербе помещаются три щита с гербами царств: Казанского, Астраханского и Сибирского, и на левом - царств Польского, Таврического и великого княжества Финляндского. В большой же государственной печати, сверх того, вокруг щита - гербы всех прочих губерний и областей(47).
_____
(47) Свод законов основных. Спб., 1842. Т. 1. Ст. 39.

Есть ли какая-нибудь практическая польза для науки от такого подробного изучения истории государственного герба? Имеет ли оно какое-нибудь отношение к археологии и не есть ли это плод простого любопытства? - может спросить нас кто-нибудь не близко знакомый с делом. Оставляя в стороне, что все родное, пережившее века, должно быть дорого и мило тому, кто любит свою Родину, кто чтет ее святыню, мы думаем, что ошибки, так часто делаемые у нас археологами при определении времени, к которому принадлежит тот или другой памятник, при отыскании места, которому он обязан своим существованием, отчасти происходят оттого, что археология наша не постановила еще твердых и непреложных правил, когда герб изображался так или иначе, в каких именно случаях и когда московская печать помещалась отдельно от двуглавого орла, и когда они слились; когда он стал держать в пазногтях скипетр и державу, с какого времени начали его венчать тремя коронами и т.д. А знать все эти приметы необходимо, потому что государи наши и даже частные лица любили украшать домашнюю свою утварь, одежду, сбрую, оружие, пелены изображением орла. На вещах, особенно государевой казны, не мог не отразиться тип, который преобладал на печати того или другого правления и составлял ее отличительную черту; напр., единорога в государственном гербе, видим на секирах (в Оружейной палате хранящихся), а на оборотной их стороне повторен двуглавый орел, на персях его - ездец. Время, к которому памятник этот принадлежит, можно определить по означенной примете. Безусловно, нельзя секир этих приписывать царствованию Иоанна Грозного, у которого в печати единорог был поставлен один, а оборотная сторона двуглавого орла была без московского ездца. В позднейшие только царствования единорог помещен на персях орла в печати. Потому за недостатком других данных, которые могли бы противиться этому предположению, должно отнести секиры к концу XVI или началу XVII столетия. Это один пример, а подобные случаи могут встречаться археологу часто, и за неимением других более твердых и положительных свидетельств форма орла и его атрибуты дают верное средство дойти до истины.

Любовь к эмблеме орла была так велика, что для украшения ее ничего не жалели. Как часто на памятниках старины нашей вы видите вместо корон драгоценные камни, вместо московского герба чудное бурмицкое зерно, вместо державы - огромный лал, имеющий ее форму, и т.д. В этом отношении, конечно, давалась полная воля воображению художника, но основной тип того времени, когда изготовлялся орел, был неприкосновенен и всегда тверд. Обстоятельство это, повторяем, важно для определения эпохи, к которой должно отнести памятник; не менее важно другое обстоятельство, хотя кажущееся ничтожным, но могущее в некоторых случаях оказать немаловажную услугу при разыскании места, где сделана вещь. Мы говорим о том, в какую сторону обращен московский герб. По основному в геральдике правилу всякая живая фигура должна смотреть вправо, между тем у нас в гербе всадник на коне искони и всегда обращен в левую сторону, и, конечно, никакой русский художник без нужды не переменил бы такого его положения, а если на некоторых изделиях виден всадник, обращенный вправо, то можно наверное сказать, что это произведение не русского мастера, а сделанное за границею; напр., на железном кованом шишаке времен (как значится по описи) царя Феодора Иоанновича в двуглавом орле видим всадника направо, и действительно - он оказывается «цесарского дела»(48). Выше было уже замечено о печати Лжедимитрия с такою же отличительною чертою. Подобных примеров много. Обращаем внимание на хранящийся в Оружейной палате царский серебряный трон и на изображение рыцаря поверх сидения: он в латах, на коне, также поражает дракона и обращен вправо. Фигура его не оставляет никакого повода сомневаться в иноземном происхождении этого замечательного памятника старины.
_____
(48) Древности Российского государства. Отд. 3, N 18.

Не менее важна для науки история других принадлежностей русской государственной печати. Мы переходим к коронам.

«« НАЗАД К ОГЛАВЛЕНИЮ ВПЕРЕД »»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Геральдика.ру. Веб-разработка - Хомовой
Примечание: на сайте могут быть размещены только издания, являющиеся общественным достоянием,
либо только по разрешению автора или владельца авторских прав.