Библиотека Геральдики.ру. Книги по геральдике. А.Б. Лакиер. Русская геральдика (1855) / [§ 56] Происхождение слова «герб». Различие геральдических школ: французской и польской, и доказательства, что на наши гербы имела влияние последняя. Форум по геральдике   ||   Общий гербовник   ||   Геральдика сегодня   ||   Геральдические клипарты
ГЕРАЛЬДИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА
Поиск по библиотеке:
» Геральдика.ру / Библиотека / А.Б. Лакиер. Русская геральдика (1855) / [§ 56] Происхождение слова «герб». Различие геральдических школ: французской и польской, и доказательства, что на наши гербы имела влияние последняя.

 

[§ 56] Происхождение слова «герб». Различие геральдических школ: французской и польской, и доказательства, что на наши гербы имела влияние последняя.

 

§ 56. Происхождение слова «герб».

Мнение об иностранном происхождении наших гербов обязано своим существованием главным образом тому обстоятельству, что геральдика русская усвоила себе атрибуты, необъяснимые нашим бытом, хотя имевшие историческое значение в Западной Европе. Но вместе с тем должно бы перейти к нам и самое слово, служившее для означения понятия, нам чуждого, подобно тому, как, напр., архитектура, военное дело заимствовали названия для частей здания, для разных видов вооружения оттуда же, откуда и самые учреждения, бывшие нам прежде неизвестными. В этом-то отношении филология имеет за собою большие права, и при содействии ее сделан уже не один счастливый вывод для истории движения народов и перехода учреждений и разного рода установлений из одной страны в другую. Производство слова герб должно показать, как славянские народы вообще и русские в особенности смотрели на гербы и где должно искать источника, из которого мы почерпнули это установление.

История геральдики рыцарской доводит до убеждения, что название герба - Wappen, armes - обязано своим происхождением оружию, на котором прежде всего появился этот отличительный знак благородного рыцаря. Вооружение того времени, скрывавшее почти совершенно коня и всадника, породило потребность в таких знаках, при взгляде на которые всякий знал, кто тот витязь, который скрывается под кольчугою и бронею. У славянских народов, не принадлежавших к западноевропейскому рыцарству, по недостатку военных игр, турниров, на которых отличались рыцари Франции, Англии и Германии, герб был вызван другою потребностью.

Во многих славянских наречиях встречаются слова: herb, erb, irb, герб(7), - в значении наследник или наследство, что и подало повод искать сродства его с немецким erbe, французским heritage. He беремся решать, коренной ли это славянский звук, случайно похожий на германский, или же славянское слово обязано своим происхождением германскому корню; для нас важна та идея, которую славяне связывали с названием герба. Это понятие о наследственности эмблемы, о ее неизменяемости. Правда, что качество это считалось необходимою принадлежностью и герба рыцарского, но вместе с тем были у него еще другие геральдические приметы, внешние атрибуты. Хотя они прямо и без всякого изменения перешли в русский герб, но существенною всегда считалась твердость изображения в гербе, внешние же его атрибуты - шлем, наличник, мантия, намет и т.п. - стали помещаться вокруг щита позднее, и на них не было обращено внимания. Оттого так мало значения имеет у нас, напр., теория шлемов, которые в гербах русских имеют почти постоянно одну и ту же форму, тогда как на Западе для каждого рода и вида дворянства был свой шлем, с наличником, спущенным более или менее, обращенным влево или вправо. Вообще нам кажется, что если может быть русская геральдика, то это только наука о тех изображениях, которые видим на щите, - изображениях, имеющих, повторяем, свою историю, свой смысл и свое значение.
_____
(7) Linde Slownik под словом Herb, чешск. erb, znameni, wladyctwi, сербо-луж. herba, карниольск. erb, irb, наследник Винск. (Хорут.) erbi, jerbi, потомство; по-немецки Erbe, по-франц. Heritage, англо-сакс. yrb, arf. Не думаем, чтобы можно было производить это общее почти всем славянским народам слово от средневекового herribannum, знамени, которое предшествовало войску на войне. Такому производству противятся, с одной стороны, различие в значении обоих слов, а с другой - недостаток в гербе коренных в herribannum букв.

Каким же путем дошла до нас идея о гербах? Слово герб, общеславянское название наследственных эмблем, заставляет нас, сказали мы, искать источники, откуда перешло к нам это учреждение, не в Западной Европе, и обстоятельство это, по-видимому ничтожное, богато последствиями. Во Франции, Англии, Германии герб избирался лицом и утверждался за ним по его личным качествам и доблестям. По гербу, как по книге, читает опытный глаз, когда, в чем, где отличился тот или другой рыцарь.

Если подвигов, о которых память желали увековечить, было несколько, герб был сложный, поле щита разноцветно, точно так, как различием же подвигов объясняется и разнообразие эмблем в западных гербах. Эта система геральдики сродна всем странам, где существовали рыцари и турниры, всем народам, принимавшим участие в крестовых походах; но в науке известна под именем французской, так как она развилась преимущественно во Франции.

Но, кроме этой геральдической школы, есть еще другая, с совершенно иною основною мыслью и потому с иным исходом. Это школа польская. Начало ее восходит до древнейших времен существования Польши, и так как рыцарство было в ней мало известно, жители же ее не принимали участия в играх и подвигах, служивших в Западной Европе применением геральдических идей к жизни, то и геральдика этой страны усвоила себе совсем иной характер. Простота, сохраненная польскими гербами до сих пор, изумительна. Это один знак, одна примета, одно знамя, которое, став наследственным, приняло форму герба. За недостатком исторических сведений было бы слишком смело находить сходство их с татарскими тамгами, ясаками и из того заключать о происхождении польских родов от татар(8). Сравнение их с русскими знаменами, которые мы уже видели на печатях частных и должностных лиц, может довести до противоположного убеждения, т.е. что характер этот был не чужд славянским племенам вообще, тем более что знаки и символы эти прямо заимствованы из их земледельческого быта, из окружавшей их природы и первоначально служили только знаками отличия, необходимыми в жизни для многих случаев. Когда в позднейшее уже время проникли в Польшу понятия о западных гербах, они были применены к объяснению польских гербов: им стали приписывать то значение, которого они первоначально не имели. Для этого стоит только сравнить, напр., Длугоша, геральдика XV в., с Окольским (XVII столетие) или Несецким, о которых будет подробно сказано ниже при рассмотрении польских гербов, в Россию перешедших.
_____
(8) Таково мнение автора статьи: Герб, гербоведение и геральдика в 14-м т. Энциклопедического словаря (С. 118); Татищев В.Н. История российская. М., 1768. Кн. 1, ч. 1. С. 552.(В дальнейшем Татищев.)

Сколько в древней Польше было коренных колен, столько же было и отличительных для них знаков, клейнодов, и всякий новый род, равно как и частный человек, который примыкал к польскому дворянству, не мог выдумать свое знамя или принесть свой клейнод, а его брал под свое покровительство какой-нибудь коренной польский род и приписывал к своему знамени. Оттого-то в прежние времена мало было назвать лицо, должно было прибавить: дворянин такого-то знамени, герба. На войне одногербовцы имели общее знамя, которым отличались от соратников.

Какая же из двух геральдических систем усвоена Россией?

Не упоминая об иностранцах, которые, приезжая в Россию, могли привозить свой герб и пользоваться им, мы думаем, что первые сведения о гербах перешли в Россию из Литвы. Литовцы, не переставая почитать Россию за свое отечество, во множестве переходили на службу русского государя, оставались у нас и образовали выезжие благородные семейства, которые, конечно, удержали древнее свое отличие, герб, и позднее, в конце XVII в., только просили царя об утверждении его. А для убеждения себя в том, что поляки и литовцы в XV и XVI вв. пользовались гербами всегда, когда к тому представлялся случай, достаточно взглянуть на акты и отписки того времени. Совершенно правильно составленные гербы на печатях, под кустодиею, скрепляют их во множестве(9).
_____
(9) Подобных печатей сохранилось много на польских рукописях Императорской Публичной библиотеки под N 222, 224, 235-236 и др.

Немаловажное влияние на переход к нам гербов из Польши и Литвы должно было иметь и то обстоятельство, что в годину несчастий были отторгнуты от России целые области, дворянству которых усвоено Польшею право пользоваться гербом, что и утверждалось за благородным сословием особою грамотою. Когда внутренние раздоры в отечестве нашем затихли, и иго татарское стало спадать, Россия вступилась за свое прежнее достояние, и, начиная от Иоанна III до царя Алексея Михайловича, она восстановлялась в прежних границах, намеченных для ее деятельности Рюриком и его ближайшими родичами. При царе Алексее Михайловиче, с возвращением Россиею Малороссии и Смоленска и с переходом их служилых людей на службу Москвы, учреждение гербов не могло не отразиться в жизни и обычаях русских более, чем когда-нибудь прежде, и мы увидим, что именно к этой эпохе относится у нас забота о правильном составлении гербов, что этому царствованию русская государственная печать обязана окончательною своею отделкою и собранием вокруг нее приличных ей атрибутов.

В доказательство того, какое значение придавали гербам польские короли, сообщая преимущества городам, от России отторгнутым, достаточно указать на свидетельство жалованной грамоты короля Польского Сигизмунда Августа 1568 г. Даруя Вильне за услуги, короне Польской оказанные, самые существенные преимущества, король не забыл предоставить благородному сословию этого города право употреблять на печатях, в рисунках и гравюрах гербы, но не иначе как с согласия того семейства, к гербу которого лица, получившие право на это отличие, желают приписаться. Затем только они, с разрешения этого семейства и утверждения государя, могут сами и потомки их пользоваться известным знаменем(10).
_____
(10) Licebitque pracdicto magistratui et eorum liberis nobilium stemmata seu insignia, si volent sibi assumere, de consensu tamen et voluntate alicujus familiae, ejus generis, quod ea arma gerit, quae illi assumere optaverint, quibus insignibus in omnibus actis suis tam in annulis signatoriis, quam in sculpturis ac picturis privatis uti poterint perpetuo, requisito deinceps vel nostro, vel successorum nostrorum concensu aut alio privilegio novo et speciali.
Собрание древних грамот и актов городов Вильно, Ковно и др. Вильно, 1843. Ч. 1. С. 112.

«« НАЗАД К ОГЛАВЛЕНИЮ ВПЕРЕД »»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Геральдика.ру. Веб-разработка - Хомовой
Примечание: на сайте могут быть размещены только издания, являющиеся общественным достоянием,
либо только по разрешению автора или владельца авторских прав.