Библиотека Геральдики.ру. Книги по геральдике. А.Б. Лакиер. Русская геральдика (1855) / <b>Глава семнадцатая. Гербы родов выезжих.</b> [§ 89] Гербы родов выезжих. Важность и значение их... Гербы выезжих родов различаются эмблемами,.. и внешними геральдическими атрибутами. Правило о сочетании цветов в гербе и о влиянии их на краски намета. Форум по геральдике   ||   Общий гербовник   ||   Геральдика сегодня   ||   Геральдические клипарты
ГЕРАЛЬДИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА
Поиск по библиотеке:
» Геральдика.ру / Библиотека / А.Б. Лакиер. Русская геральдика (1855) / Глава семнадцатая. Гербы родов выезжих. [§ 89] Гербы родов выезжих. Важность и значение их... Гербы выезжих родов различаются эмблемами,.. и внешними геральдическими атрибутами. Правило о сочетании цветов в гербе и о влиянии их на краски намета.

 

Глава семнадцатая. Гербы родов выезжих. [§ 89] Гербы родов выезжих. Важность и значение их... Гербы выезжих родов различаются эмблемами,.. и внешними геральдическими атрибутами. Правило о сочетании цветов в гербе и о влиянии их на краски намета.

 

Глава семнадцатая.
Гербы родов выезжих.

§ 89. [Важность и значение их в русской истории вообще и в отечественной геральдике в особенности. Гербы выезжих родов различаются эмблемами, каждому их разряду сродными, и внешними геральдическими атрибутами. Правила о сочетании цветов в гербе и о влиянии их на краски намета]

Из гербов частных лиц не Рюрикова потомства первое место в русской геральдике принадлежит гербам выезжих родов потому, что после княжеских гербов, перешедших с прежних городских и областных печатей и, как было доказано, очень древних, ранее других частных лиц сохранили это отличие благородства фамилии, приезжавшие к нам из стран, в которых прежде им пользовались. Вследствие того при установлении у нас дворянства как сословия, чрез внесение всех его видов и разрядов в родословные книги, которые под наблюдением правительства велено было вести Разряду, прежде других представляли доказательства о принадлежности им гербов и ходатайствовали о их утверждении прибывавшие в Россию чужестранные роды. Держась строго системы исторической и порядка хронологического, мы должны и в самом распределении выезжих родов по странам, из которых они приехали в Москву, начать с тех чужестранных благородных фамилий, которых гербы раньше других утверждены русскими государями. Самое множество поляков и литовцев, приезжавших в Россию и служивших русским царям, было, доказали мы выше, причиною, отчего за этими именно родами начали утверждать гербы в то же самое время, как было уничтожено местничество и когда от дворян стали требовать доказательств благородства их происхождения для внесения в Бархатную книгу. Затем следуют гербы родов, выезжих из Пруссии и Поморских стран вообще, Германии, Италии, земель татарских и иных, более мелких. При этом, однако, мы не коснемся родов, выехавших из таких стран, для которых есть особые гербовники (т.е. Финляндии, Остзейского края и Польши). Изложение гербов, употребляемых дворянством этих областей, слишком увеличило бы нашу книгу, тем более что мы могли бы повторить только давно уже сказанное другими.

Чем же отличаются между собою гербы лиц, выехавших из разных стран? Эмблемами, каждым из них употребляемыми, и внешними геральдическими атрибутами. Последние, впрочем, до того усвоены геральдикою всех стран, что они не могут допускать такого разнообразия, как эмблемы: в последних весь смысл, вся душа герба, и потому они же должны свидетельствовать о том, какой стране и какому народу принадлежат предки лица, употребляющего их в своем гербе. Потому смеем выразить убеждение, что герб служит лучшим дополнением, даже лучшею поверкою, для родословных, которые до сих пор ждут еще тщательной и окончательной разработки. Видя в гербе дворянского рода, ведущего себя из какой бы то ни было страны, положим от татар, эмблемы, общие с другими родами, ведущими себя на основании положительных доказательств, напр., из Пруссии, мы имеем против татарского происхождения сказанного рода немаловажное доказательство. Если на него и нельзя полагаться всегда и с неопровержимою достоверностью, то при других данных этот довод чрезвычайно важен и заслуживает внимания. С другой стороны, дойти до эмблем, общих известному разряду выезжих дворянских фамилий, важно и, скажу более, необходимо потому, что до сих пор еще не всем дворянским фамилиям России пожалованы гербы, и так как число дворян наших постоянно растет, то откроется возможность для вновь избирающих себе гербы определять, на основании существующих примеров, какие фигуры в гербах неизбежны для означения страны, из которой лица эти выехали, буде это род выезжий, точно так, как сравнение гербов, пожалованных за разные заслуги, откроет возможность отыскать эмблемы, соответствующие каждому роду и виду отличий.

Очерк истории русского дворянства показывает, что в благородное сословие наше вошло много владетельных родов, т.е. таких родов, предки которых обладали городами, областями и целыми даже государствами. Конечно, герб провинции или государства не может быть чужд гербу потомков их правителей и государей. В каждом разряде гербов выезжих дворян мы будем приводить сначала гербы таких родов (если они есть), а затем переходить к простым дворянским фамилиям. Бархатная книга вместе с другими родословными и в этом случае, как при изложении гербов княжеских, послужит нам главным источником и пособием.

Что касается до атрибутов герба, то они у нас общие с гербами Западной Европы, и так как история и значение их были уже изложены выше, в первой части нашего труда, то мы здесь отметим одни только особенности. Роды, выехавшие из Западной Европы, не имели никакого повода и основания изменять в гербах своих те общеевропейские атрибуты, в которые, так сказать, вставляется фигура. Рыцарское одеяние, которого точный сколок изображает герб, было обще всей Западной Европе. Нельзя того же сказать о родах, выехавших в Россию из земель татарских и стран Горских. Если вооружение воинов этих земель и имеет много общего с вооружением рыцарским, то им нисколько не сроден рыцарский шлем; потому его должна бы заменять чалма, как мы это видим в некоторых гербах: напр., Нарбековых (IV, 45), Чевкиных (IX, 8), Чириковых (III, 21) и князей Черкасских (II, 9); гербы их венчает шапка, имеющая вид чалмы и увенчанная пером. Шапка эта, сказано в объяснении последнего герба, изъявляет знаменитость родоначальника Черкасских князей Инала, который был султаном в Египте. Вообще форма щита и вид шлема находятся в прямом соответствии с происхождением лица, герб употребляющего. Этот признак тем многозначительнее, что допускает те же различия, какие должны выражаться и в эмблемах.

Происхождение фамилии отражается иногда и в щитодержателях гербов, где есть этот атрибут, потому что они не считаются необходимою и существенною принадлежностью герба. Щит держат нередко лица из того же народа, к которому принадлежит и гербовладелец; напр., британцы у Бестужевых-Рюминых, происходящих из Англии (Грб. I, 19), венгерцы у Бутурлиных (I, 22), малороссы у гр. Безбородко и Кочубеев (I, 29; III, 49; IV, 13; X, 4), казаки у графа Орлова-Денисова и Платова (VIII, 4; IX, 5), татары у Барановых, Мамаевых, Колокольцевых и др. (IV, 45; IX, 23; I, 63). Щитодержатели поэтому могут также служить пособием при определении происхождения лица. То же различие должно бы наблюдаться в зверях и птицах, которые нередко держат щиты гербов; но в этом отношении труднее найти какие-нибудь общие правила: одна и та же порода зверей и птиц может безразлично принадлежать нескольким странам, тогда как одеяние, вооружение людей, изображаемых в качестве щитодержателей, выразительнее и не допускают такого смешения. Притом в качестве щитодержателей видим нередко существа мифические, напр., грифов, сирен. Чаще других животных и птиц держат щиты в русских гербах львы и орлы, хотя им не чужды гончие собаки, медведи и т.п. Как на образцы того, в каком соотношении щитодержатели-нелюди могут находиться с происхождением гербовладельца, указываем на гербы: Араповых, который держат два черных крылатых змея (Грб. IV, 98), Козодавлевых, родом из Мекленбурга, чему соответствуют лошади (I, 67), у Строгановых - два соболя (II, 16; X, 12), у Тейльсов, родом из Испании, два мериноса (VI, 131) и др.

Еще несколько общих замечаний о сочетании цветов в гербах должны дополнять наш обзор. Выше мы уже исчислили геральдические цвета, показали их историю, значение и то, как каждый из них обозначается гравировкою. Герб, состоя почти всегда из более чем одной фигуры, помещенных в разных полях, бывает разноцветным, и притом так, что цвет фигуры отличается от цвета поля, на котором она помещена. Очень часто поля, как и фигуры, находятся в соответствии между собою накрест; т.е. первое с четвертым, и второе с третьим. Эмблемы в означенных полях иногда повторяются. Из фигур и красок одна почитается главною и остается неизменною до того, что не уступает никаким случайным обстоятельствам и потому повторяется в гербах всех фамилий, от одного корня происходящих. Ее место всегда самое почетное: она или одна на всем щите, или помещается на среднем щитке, или в первой четверти, а если в другой, то может повторяться в нашлемнике, на одежде щитодержателя, на флаге в его руке и т.п.

Цвет главного поля важен потому еще, что определяет краски намета. Его цветной верх и металлический подбой состоят всегда из тех же цветов, которые есть на щите, или, правильнее, из красок главной фигуры и главного поля.

За этими общими замечаниями, находящими себе применение и в прочих родах и видах гербов, мы переходим к изложению гербов каждого разряда выезжих дворянских фамилий в отдельности.

«« НАЗАД К ОГЛАВЛЕНИЮ ВПЕРЕД »»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Геральдика.ру. Веб-разработка - Хомовой
Примечание: на сайте могут быть размещены только издания, являющиеся общественным достоянием,
либо только по разрешению автора или владельца авторских прав.